15:43 

Сказ про феанорингов и кубок Хогвартса

Коллективное бессознательное
После долгого перерыва в наших архивах пополнение

Пишет Гость:
06.12.2016 в 05:19


Вчера, когда сочинял голосовалку, у меня перед глазами пронеслась прям целая ахуительная история, но я думал, что сочинением голосовалки закрою этот гештальт. Но нет.
Короче, я написал кроссовер с ГП. Не знаю, зачем, как-то оно само :facepalm:
Как обычно, джен и очень натужный юморостеб, а также Хогвартс, факультет долбоебов, офигительные планы, Запретный лес, котик и гигантский кальмар. ООС всех и всего, включая кальмара.

Каждому в Хогвартсе было известно, что во всем виноваты гриффиндорцы. Непокой на этом факультете начался с того самого дня, когда Распределяющая шляпа отправила туда Феанора. О Феаноре в Хогвартсе ходили легенды. Он был лучшим учеником школы за всю ее историю, самым талантливым игроком в квиддич, победителем Турнира Трёх Волшебников, а также самым известным из всех ее выпускников. Помимо этого, он запомнился тем, что довел до точки кипения абсолютно всех учителей, включая директора Манвэ, несколько раз организовал среди учеников мятеж против тех или иных школьных правил и, в конце концов, едва не разрушил замок в борьбе против своего младшего брата за звание старосты школы.
Когда и Феанор, и его младшие братья окончили Хогвартс, многие вздохнули с облегчением. Но прошло время, и теперь в школе учились их дети, а преподаватели проводили свои дни в тревожном ожидании очередных происшествий.

- Рейвенкло! – громко объявила Распределяющая шляпа, едва коснувшись светлых волос новенькой ученицы. За гриффиндорским столом послышались недоуменные возгласы.
- Не может быть! – воскликнул Финрод, провожая взглядом маленькую сестренку. Его младшие братья поникли и выглядели опечаленными. Галадриэль же без всяких колебаний прошла к столу Рейвенкло и уселась на свободное место.
- Не вышло полного воссоединения семьи, - разочарованно пробормотал Фингон.
Остальные согласно закивали.
- Почему-то мне кажется, что она совсем не расстроена, – задумчиво произнес Финрод, внимательно наблюдая за сестрой.

Распределение Галадриэль в Рейвенкло обсуждала вся школа. Шесть лет подряд кто-то из ее родных или двоюродных братьев и сестер поступал в Хогвартс и все они попали в Гриффиндор. Некоторые даже шутили, что факультет проклят.
В прошлом году в школу поступили младшие сыновья Феанора – близнецы Амрод и Амрас. Их обучение началось с того, что они подожгли лодки, на которых первокурсники по традиции переправлялись через озеро. Конечно же, совершенно случайно. От Галадриэль тоже ожидали чего-то подобного, и вдруг Рейвенкло. Определенно, младшая сестра чем-то отличалась от всех остальных.

***

Учебный год только начался, и домашних заданий пока было немного. Так что в перерыве между уроками все просто расположились за столом в большом зале, занимаясь своими делами.
- Это мой последний год в Хогвартсе, - неожиданно сказал Маэдрос, отвлекаясь от книги, которую читал.
Он был самым старшим из них, и его обучение подходило к концу, что крайне печалило его двоюродного брата и по совместительству лучшего друга Фингона, бывшего на курс младше.
- За время моей учебы здесь Гриффиндор так ни разу и не завоевал кубок школы, - в голосе Маэдроса послышалось сожаление.
- Вернее было бы сказать, что Гриффиндор ни разу не поднимался выше последнего места, - Маглор как раз сочинял новую балладу «О шестикратном поражении Гриффиндора».
- Давайте исправим это! – с энтузиазмом предложил Фингон. В прошлом году он стал старостой своего факультета и теперь старался почаще проявлять инициативу.
- Не думаю, что из этого что-нибудь выйдет, - покачал головой Маглор.
- Не будь таким пессимистом, считай это вызовом! - воскликнул Фингон, всем своим видом давая понять, что так легко от этой идеи уже не откажется.
- Почему бы тогда не начать, скажем, с учебы? – насмешливо спросил сидевший неподалеку от них Финрод.
Маглор и Тургон согласно закивали. Фингон заглянул в свое расписание и недовольно помотал головой в ответ.
- Что там у тебя сегодня? – спросил Маэдрос.
- Сдвоенное Прорицание, - скривился Фингон.
- Это с профессором Мандосом? – заинтересовалась Аредель, и Фингон кивнул.
- Я ходил на этот предмет на третьем курсе, - сказал Маэдрос. - Слава Эру, потом удалось отказаться. Каждую неделю слушать, что все мы прокляты и плохо кончим, не самое приятное времяпрепровождение.
- Слезы бессчетные прольете вы, - замогильным голосом сказал Фингон, изображая профессора Мандоса. - Все начатое в добре завершится лихом; брат будет предавать брата и сам страшиться измены.
Все сидящие за столом засмеялись. И только Маглор неодобрительно нахмурился, но ничего не сказал.
- Надо было записаться на магловедение, - серьезно заметил Финрод.
- О нет! Кто-нибудь, немедленно остановите его! - взмолился Тургон. – Я все лето слушал его рассказы про маглов и не вынесу еще больше!
- Представляете, маглы не знают, что орлы умеют говорить! - не обращая на него внимания, продолжил Финрод.
- Да они просто невежественны, эти твои маглы, - презрительно кинул Карантир.
Финрод бросил на него разгневанный взгляд, но в этот момент Куруфин поднялся из-за стола, держа в руках толстенный конверт.
- Мне надо отправить папе письмо, - пояснил он и немедленно направился к выходу из зала.
- Папенькин сынок, - усмехнулся Келегорм. - Пишет ему каждый день.
- Ваш отец хотя бы не присылает «кричалки», - вздохнула Аредель.
- Он волнуется за тебя, - ответил ей Тургон. - В Запретном лесу много опасностей.
- Опасности - это и есть самое интересное! - парировала Аредель, возмущенная постоянными запретами.
За столом повисло неловкое молчание. Кажется, никто не разделял ее взгляды.
- Хотите, я вам расскажу, как устроена почта у маглов? – предложил Финрод.
- Потом расскажешь, - Фингон посмотрел на часы. – Нам пора на занятия.
Тургон вздохнул с облегчением.

***

В том, что касалось учебы, гриффиндорцы никогда не уступали другим факультетам. Многие из них были талантливы в Заклинаниях, Зельеварении и Гербологии. Особенно их успехи отмечал профессор Тулкас, преподававший Защиту от Темных Сил. Кроме того, все факультеты уважали профессора Элберет и обожали Астрономию, которую она вела. Среди факультативных занятий особым успехом пользовались Древние Руны и Уход за магическими существами. Финрод был любимчиком профессора Гэндальфа, преподававшего в Хогвартсе магловедение. Эти двое могли говорить о маглах часами. Впрочем, даже Финрод никогда не посещал дополнительные занятия по Хоббитологии, которые профессор Гэндальф устраивал каждые год и на которые никто никогда не приходил. Самым нелюбимым среди гриффиндорцев факультативом были Прорицания. Профессор Мандос всегда предсказывал им порчу, сглаз, проклятье до десятого колена и всевозможные напасти. В конечном итоге только Фингон и Маглор посещали его занятия. Фингон просто считал все факультативы одинаково скучными, а Маглору, кажется, мрачные предсказания были по душе.
Но был среди преподавателей Хогвартса один, ненавидевший Гриффиндор безоговорочно, и ненависть эта была взаимна. Профессор Моргот жил в самой дальней башне замка и преподавал трансфигурацию. Трансфигурация была его главной страстью. Изменить, преобразовать, трансформировать уже существующее – вот, что составляло смысл его жизни. Слухи о нем ходили самые жуткие. Что он практикует темную магию. Что в своей башне он проводит запрещенные эксперименты, искажая суть не только предметов, но и живых существ. И даже что часть своей жизни он провел в Азкабане. Но директор Манвэ доверял своему преподавателю трансфигурации, так что никто не решался обвинять его вслух. Никто, кроме Феанора.
Феанор был не просто талантливым учеником - уже во время учебы он изобретал новые заклинания, составлял собственные рецепты зелий и переводил древние тексты. На старших курсах он увлекся трансфигурацией и однажды превратил три осколка обычного стекла в камни, несравненные по красоте. Эта работа во много раз превосходила способности профессора Моргота, а потому он был уязвлен и немедленно забрал камни себе, объявив ученику, что они трансфигурированы из его материалов, а, значит, ему и принадлежат. Феанор же, сколько ни пытался, так и не смог добиться справедливости. С того самого дня он поклялся отомстить Морготу и объявил ему настоящую войну. Он сделал столько обличающих заявлений и опубликовал столько разоблачительных статей, что не осталось ни одного места, кроме Хогвартса, где Морготу были бы рады. Но даже в Хогвартсе ему не было покоя. Поговаривали, что Феанор и со своих сыновей взял клятву мстить Морготу всеми силами. Во всяком случае, Маэдрос, едва поступив в Хогвартс, попытался проникнуть в его кабинет с целью вандализма и прочих безобразий, но был пойман и еще месяц был вынужден часами писать никому не нужные скучные письма под диктовку профессора Моргота на ежевечерних отработках. «Я думал, у меня рука отвалится!» - жаловался он потом братьям. Его младшие братья настолько масштабных акций протеста не устраивали, но мелкие хулиганства совершали при любой возможности. На нервной почве Моргот начал хромать и мучиться мигренью, перестал выходить из своей башни и проводил все свое время в компании большого черного кота, бывшего ему единственным другом.


URL комментария

Пишет Гость:
06.12.2016 в 05:20


Продолжение
- У Гриффиндора снова ноль баллов, - заметил Фингон на следующий вечер, когда все уже собрались в своей гостиной.
- Кто и что натворил на этот раз? – поинтересовался Маэдрос.
- Да как обычно, - пожал плечами Фингон. – Первокурсники на первом уроке Полетов решили выяснить, как высоко может взлететь метла. Третьекурсники испытывали друг на друге уменьшающее зелье. Наши близнецы превратили главную лестницу в ледяную горку и катались с нее вместо урока Трансфигурации.
- Я кидала в озеро камни, чтобы разбудить гигантского кальмара, - будничным точном добавила Аредель. – Но профессор Ульмо меня остановил и снял десять баллов.
- Я же говорю, все как обычно, - заключил Фингон. – Но нам срочно нужно восполнить потери.
- Завтра у меня доклад на магловедении! – отозвался Финрод. – Я над ним все лето работал, уверен, что профессор Гэндальф его оценит.
- Ну хоть какая-то польза от твоих маглов, - пробурчал Тургон.
- Кстати, а вы знаете, что все ингредиенты уменьшающего зелья известны маглам? Мы ведь могли бы научить их варить его.
- Почему бы тебе не переехать жить к маглам? – оборвал его Келегорм. - Тогда я бы мог занять твою кровать.
Финрод хотел было возмутиться в ответ, но в этот момент ему в голову пришла какая-то мысль. Он снова открыл рот, чтобы что-то сказать, но передумал и поспешно скрылся в спальне.
- Иногда я думаю о том, - закатил глаза Тургон, - чтобы обыскать весь Хогвартс и найти здесь настолько тайную комнату, что меня никто не найдет. Особенно этот любитель маглов!
- Если отправишься на поиски, я с тобой! - радостно откликнулась Аредель. - В недрах Хогвартса наверняка спрятано что-нибудь жуткое!
- Жуткое?
- Конечно. Хогвартс построили очень-очень давно. Тут могут быть заточены злые духи, мифические чудища, а может быть даже, - Аредель мечтательно закрыла глаза, - древнее зло, ждущее своего часа!
- Я просто хочу найти такое место, где можно спрятаться от всех моих безумных родичей, - с тоской в голосе пробормотал Тургон.

***

- Мне кажется, мы так и не приблизились к получению кубка школы, - сказал Фингон за завтраком.
Шла третья неделя учебного года, а количество рубинов в песочных часах все так же было близко к нулю.
- Мы к нему и не приблизимся, - с удрученным видом сказал Маглор. – Все дело в отсутствии дисциплины.
- Кто бы говорил! - язвительно заметил Карантир. - Не ты ли провел прошлую ночь на берегу озера, играя на лютне?
- И взбесил своей игрой гигантского кальмара! - с громким хохотом добавили близнецы.
- Да я и не отрицаю, - понуро сказал Маглор.
- Гигантский кальмар? - тут же оживилась Аредель.
- Учителям пришлось его усмирять, потому что кое-кто всю ночь не давал уснуть обитателям озера своим музицированием, - едва сдерживая смех, пояснил Келегорм.
- Наверное, исполнял «Балладу о проклятии над Гриффиндором», - близнецы сделали очень серьезные лица и изобразили игру на лютне.
- Маглор, можно я на время возьму твою лютню? - неожиданно серьезно спросила Аредель.
- Нет! - почти заорал Фингон, чем привел гриффиндорцев в изумление. - Вы что, уже забыли? Это последний год Маэдроса в школе! Гриффиндор должен выиграть кубок, а мы только и делаем что теряем баллы!
- Я же говорю, у нас нет дисциплины, - упрямо повторил Маглор. – И это просто какое-то проклятье.

Дни шли своим чередом. Фингон, казалось, поговорил с каждым учеником своего факультета, убеждая их стараться в учебе и зарабатывать баллы. Он очень старался для своего лучшего друга, но пока что все усилия пропадали напрасно. Сколько бы успехов в учебе ни демонстрировали гриффиндорцы, постоянно устраиваемые ими авантюры сводили на нет все достижения. От одного только профессора Моргота жалобы поступали ежедневно: применили заклинание исчезновения на классной доске, перед сдачей эссе превратили свитки в камень, пытались трансфигурировать вазу из преподавательского кота. Вчера же кто-то подлил ему в чай приворотное зелье, и теперь профессор Моргот страдал от неразделенной любви к симпатичной черноволосой старшекурснице из Рейвенкло.

- Это еще что такое? - от размышлений Фингона отвлек изумленный возглас Тургона. Он оглянулся и увидел Финрода, только что вышедшего из общей спальни. На нем были синие штаны, явно не подходившие ему по росту, и нелепая желтая рубаха на несколько размеров больше, чем нужно. Поверх нее Финрод нацепил полосатый жилет, ничуть не сочетавшийся со всей остальной одеждой, и грубо связанный шарф с полосками всех возможных цветов и оттенков.
- Это одежда маглов, - с гордостью пояснил он.
- И зачем она тебе?
- Я собираюсь пойти в деревню маглов!
- Ты окончательно сошел с ума, – констатировал Келегорм.
- Как ты собираешься хотя бы выйти из школы, - с недоверием поинтересовался Тургон.
Откуда-то из кармана жилета Финрод извлек на свет маленькую стеклянную бутылочку, в которой плескалась мутно-серая жидкость.
- Оборотное зелье? - изумился Фингон.
- Так вот что ты затевал в последнее время! – Тургон вспомнил, что в последнее время Финрод был крайне задумчив и практически ничего не рассказывал о маглах. – В кого же ты превратишься?
- В профессора Гэндальфа, конечно. Никто не удивится, если он захочет вечером выйти из школы.
Преисполненный решимости посетить маглов, Финрод покинул гриффиндорскую гостиную. Но не успели все вернуться к своим делам, как в гостиной показалась Аредель. Ее одежда была в ужасной грязи, а один рукав мантии весь изодран.
- С меня сняли тридцать баллов, - виновато сказала она Фингону.
- Ты опять ходила в Запретный лес? – осуждающе спросил он.
- Я видела гигантских пауков! – с торжествующим видом она развела в сторону руки, демонстрируя нечто очень большое.
- Пауков? - с отвращением переспросил Маглор.
- Гигантских, просто огромных пауков! - она буквально подпрыгивала от восторга.
- В лесу живут гигантские пауки, - словно про себя повторил Фингон, обдумывая новую информацию.
- Да-да! Там все вокруг в липкой паутине, и я думала, что не выберусь оттуда живой! - ликующий вид Аредель совершенно не вязался с ее рассказом.
- В нашей семье есть хоть кто-нибудь нормальный? - спросил Тургон, обводя взглядом гостиную.
- Мы прокляты, - тихо сказал Маглор, возвращаясь к написанию новой баллады.
- Тогда я пойду и переоденусь, - обиженно сказала Аредель, поняв, что никто не разделяет ее взглядов на увлекательные приключения, и скрылась в спальне для девочек.
Все снова вернулись к своим занятиям, только Фингон утащил Маэдроса к камину и теперь они что-то горячо обсуждали. Но не прошло и получаса, как в гостиную вернулся крайне разочарованный Финрод. Все взгляды немедленно устремились на него.
- Придушил бы его голыми руками, - прошипел он, разматывая свой шарф и отбрасывая его в сторону.
- Кого? – практически хором спросили все присутствующие.
- Кота этого морготовского!
- Что случилось? - недоуменно спросил Маэдрос.
- Зелье сработало, и я под видом профессора Гэндальфа почти дошел до выхода, - начал рассказывать Финрод, ожесточенно жестикулируя руками. - Но у самого выхода меня заметил этот... этот... этот кот! Он просто сидел там и пристально на меня смотрел. Было чувство, что он видит меня насквозь. Я хотел пройти мимо, но стоило мне только сделать шаг к двери, он стал орать так громко, что тут же все сбежались и раскрыли мой план.
- И рухнул Финрод, кошкою сражен! – подвел итог его приключениям Тургон.
- Маглор, ты просто обязан написать трагическую балладу о «Поединке Финрода и кота», - залились смехом близнецы.
- Не смешно, - проворчал Финрод.
- Да, не смешно, - поддержал его Фингон. - Сколько баллов с тебя сняли? Двадцать?
- Двадцать пять, - ответил Финрод и отвел взгляд.
- Мы точно прокляты, - тихонько простонал Маглор за его спиной.

URL комментария

Пишет Гость:
06.12.2016 в 05:21


Конец
- Итак, у нас есть новый план! - торжественно объявил Фингон на всю гостиную на следующий вечер.
Рядом с ним стоял крайне воодушевленный Маэдрос. Все ученики уставились на них с интересом.
- Раз мы не можем выиграть кубок по правилам, будем брать отвагой! – начал Фингон.
- Не нравится мне все это, - громко прошептал Маглор, но на него не обратили внимания.
- Мы разоблачим Моргота! – Фингон и Маэдрос выглядели так, будто уже завоевали кубок школы. Остальные же застыли в изумлении.
- Все вы слышали ужасные слухи о профессоре Морготе и его экспериментах над живыми существами, - в полной тишине Фингон приступил к объяснению своей идеи. - У нас есть все основания считать, что их результаты он прячет не в своей башне, а в Запретном лесу. Именно поэтому никому до сих пор не удавалось разоблачить его. Но вчера моя сестра наткнулась в лесу на гигантских пауков. Кто знает, что еще таится в его чаще. Поэтому мы обыщем лес, найдем доказательства и предъявим их директору.
Никто не проронил ни слова, осознавая смысл сказанного Фингоном.
- Мы идем в Запретный лес?! - просияла Аредель. - Я в деле!

В конце концов, практически все ученики Гриффиндора оказались втянуты в этот заговор. Даже Маглор, хоть и напоминал всем непрерывно о нависшем над факультетом проклятии, был полон решимости переиграть судьбу. Датой предприятия выбрали день первого в этом учебном году посещения Хогсмида. Было решено, что в такой день учителя не сразу хватятся куда-то исчезнувших учеников. Факультет был настолько поглощен своим планом, что в школе наступило временное затишье. На одном из уроков профессор Моргот даже дал Гриффиндору пять баллов, что было событием небывалым. В какой-то момент количество рубинов в песочных часах стало уступать лишь количеству сапфиров, но, в конце концов, пришел назначенный день.
Во время завтрака за столом гриффиндорцев царило необычайное возбуждение. Маглор мучился сомнениями, Маэдрос и Фингон раздавали руководящие указания, Аредель бегала от одного края стола к другому и всех торопила. Наконец, директор объявил, что все ученики, имеющие разрешение, могут отправляться в Хогсмид, и, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания, гриффиндорцы отважно направились в сторону Запретного леса...

***

Во время ужина, когда ситуация была более или менее улажена, катастрофа предотвращена, а все ученики найдены и вылечены, директор Манвэ долго отчитывал гриффиндорцев за их безрассудный поступок:
- Нарушили школьный запрет на посещение леса — минус пятьдесят баллов с Гриффиндора. Проникли на территорию кентавров, нарушив заключенное с ними соглашение, - минус сто баллов с Гриффиндора. Разбудили энтов — минус пятьдесят баллов с Гриффиндора. Напугали единорога — минус пятьдесят баллов с Гриффиндора.
- По моим подсчетам, мы уже в минусе, - невесело усмехнулся Маэдрос.
- Выпустили фестралов и подвергли других учеников опасности - минус сто баллов с Гриффиндора, - продолжал директор.
- Кто ж знал, они ведь невидимые, - пробормотал Келегорм.
- Затоптали новые виды растений, выведенные профессором Йаванной, - минус сто баллов с Гриффиндора. И, наконец, раскрыли существование волшебного мира маглам, заявившись в их селение верхом на гиппогрифе, - на этих словах Финрод виновато уставился в пол. - Минус сто баллов с Гриффиндора.
Директор сделал паузу. В большом зале царила полнейшая тишина.
- Помимо всего вышесказанного, все ученики Гриффиндора лишаются права посещения Хогсмида до конца учебного года. Такого мое решение, - закончил директор.
- Я начинаю верить в предсказания профессора Мандоса, - пробормотал Фингон себе под нос.
После такого грандиозного провала за столом грффиндорцев царило уныние. Разговаривать совсем не хотелось, потому все сидели, молча уставившись в свои тарелки. Даже Аредель растеряла всю свою решимость. Финрод тоже молчал. Он смотрел на младшую сестру, весело общавшуюся с другими учениками, и радовался, что хотя бы у одного члена их семьи разум возобладал над отвагой.


:crznope:

URL комментария

@темы: Маэдрос, Мелькор, Феанор, Финрод, феаноринги, фики

URL
Комментарии
2017-01-11 в 17:57 

Нуремхет
дикий котанчик
На нервной почве Моргот начал хромать и мучиться мигренью, перестал выходить из своей башни и проводил все свое время в компании большого черного кота, бывшего ему единственным другом.
Я вот не могу понять: это отсылка к миссис Норрис или к Анкалагону?))

и теперь профессор Моргот страдал от неразделенной любви к симпатичной черноволосой старшекурснице из Рейвенкло.
Стоит думать, Лутиэн.))

А вообще очень интересно. Продолжение планируется?))

2017-01-17 в 20:03 

Коллективное бессознательное
Я вот не могу понять: это отсылка к миссис Норрис или к Анкалагону?))
Я не автор, а лишь архивариус, но полагаю, что отсылка к Тевильдо

URL
   

Архивы сказочного Нарготронда

главная